Suit

История Кремниевой долины – кратко о главном

05 March, 2017 205

Оригинал на wdigest.ru

В начале было СЛОВО, и это слово было... "Кремниевая долина"

Ориентированный на проблемы компьютерной промышленности журналист Дон Хофлер (Don Hoefler) ввел в широкий оборот это название – Кремниевая долина соответствующим циклом публикаций. До него это был неологизм, которым командировочные с Восточного побережья США поясняли иногда своим друзьям, куда в очередной раз едут.

"Кремниевая долина – единственное место на Земле, где власти не стараются понять – как стать Кремниевой долиной".

Robert Metcalfe

Кремниевая долина – это территория, которая "расположена на полуострове Сан-Франциско в Калифорнии, расходящаяся радиусами от Стэнфордского университета. Она ограничена берегом Сан-Франциско с востока, горами Санта-Крус с запада и береговым хребтом с юго-востока. В начале века, когда здесь преобладали фруктовые сады, территория называлась Долиной Восхищения Сердец". Так Кэролин Е. Таджнай (Carolyn E. Tajnai), бывший директор (1988–1997) Компьютерного форума Стэнфордского университета, начинала один из ее обстоятельных онлайновых манускриптов, который описывает Кремниевую долину с одной из наиболее интересных среди персональных точек зрения.

Выше отмечалось, что около полувека лет назад у Стэнфордского университета были определенные финансовые трудности и руководители университета пытались решить проблемы, сдав в аренду часть университетской земли высокотехнологичным компаниям на 99 лет. Кэролин Е. Таджнай поясняла свою точку зрения на историю Стэнфорда в более конкретных деталях:

В 1950-х годах возникла идея строительства индустриального парка. Университет владел достаточным количеством земли (более 8 тыс. акров)..., но университету нужны были деньги для быстрого роста в послевоенный период. Завещание Лиланда Стэнфорда запрещало продажу земли, но про аренду там ничего не было сказано. Оказалось, что долгосрочные арендные договоры были привлекательны и для промышленности по соображениям собственности; так был заложен фундамент Стэнфордского индустриального парка. Целью было создание центра высоких технологий в тесной кооперации с университетом. Это было гениальным ходом, и Терман, называя сделку "нашим секретным оружием", предложил, чтобы арендные договоры были ограничены высокотехнологичными компаниями, что могло бы быть выгодно для Стэнфорда и как университетского центра.

В 1951 г. Varian Associates подписала контракт, и в 1953 г. компания переехала в первое здание в "парке". Вслед за ней последовали компании Eastman Kodak, General Electric, Preformed Line Products, Admiral Corporation, Shockley Transistor Laboratory of Beckman Instruments, Lockheed, Hewlett-Packard и др.

Carolyn Tajnai. Fred Terman. The Father of Selicon Valley. 1995

Как считают в компании Varian Associates, это было простым решением:

Постепенно вспомогательные службы были перемещены с арендованных кварталов в Сан-Карлосе в тихий уголок Стэнфорда, создавая таким образом то, что сегодня является штабом компании, в общем случайно возникшим в стэнфордском индустриальном парке – наиболее успешном комплексе такого типа в мире.

Источник: Varian Associates: An Early History

Среди различных организаций, которые весьма эффективно помогли движению процесса создания Кремниевой долины, существенную роль играл Стэнфордский исследовательский институт (Stanford Research Institute – SRI).

После Второй мировой войны, чтобы дать новые силы развитию экономики, нужен был серьезный толчок развитию промышленности. Созданный маленькой группой бизнесменов вместе со Стэнфордским университетом Стэнфордский исследовательский институт (наше название с момента основания) был основан в 1946 г. как Центр инноваций Западного побережья, чтобы поддержать экономическое развитие региона. Был представлен первый в мире компьютер (ENIAC, весящий 30 тонн), и в этом регионе, известном теперь как Кремниевая долина, дом с тремя спальнями продавался за 10 тыс. долл.

Источник: SRI Timeline.

В 1995 г. Вильям Хьюлетт (William Hewlett) сформулировал свою уже собственную концепцию рождения Кремниевой долины.

Сверхновая звезда Кремниевой долины: что это значит?

...Когда уходила, заметила человека с тростью, сидящего на скамейке, как будто бы ожидающего кого-то. Я прошла, остановилась – развернулась и пошла назад. Я спросила: "Вы господин Хьюлетт?" И он ответил: "Да". Я поблагодарила его за то, что он был так добр, подтвердив информацию, когда я писала мою статью "Фред Терман. Отец Кремниевой долины". Он сказал: "Тем не менее лично Фред Терман не создавал Кремниевую долину – начало Кремниевой долины было сверхновой звездой". Он спросил, знаю ли я, что такое сверхновая звезда, и я сказала: "Да – это взрыв большой звезды". Господин Хьюлетт говорил настолько тихо, что было трудно расслышать каждое слово, но он продолжал объяснять, что сверхновая звезда вызвала эффект волны, который создал условия для будущих событий. Он объяснил, что Ли де Форест (Lee de Forest) был пионером освоения электроники в Пало Альто в начале столетия, и именно его работа и стала сверхновой звездой.

Carolyn Tajnai, 1995.

Переехав в Калифорнию в 1910 г., Ли де Форест стал работать для Федеральной телеграфной компании в Пало Альто. Там же Форест наконец создал свою лампу-усилитель Audion и продал ее телефонной компании в качестве усилителя сигнала проводной трансконтинентальной телефонной связи. За это нововведение он получил 50 тыс. долл. К началу 1916 г. он усовершенствовал Audion для решения наиболее важной задачи – работы в качестве генератора радиотелефонного передатчика. К концу 1916 г. де Форест начал ряд экспериментальных радиопередач из Лаборатории фонографа в Колумбии на 38-й улице, используя в одной из самых первых попыток свой Audion как радиопередатчик. Де Форест писал: "Радиотелефонное устройство состоит из двух больших ламп, используемых в качестве высокочастотных генераторов".

В книге Эверетт Роджерс (Everett M. Rogers) и Джудит Ларсен (Judith K. Larsen) мы читаем:

В 1912 г. де Форест и два коллеги-исследователя Федеральной телеграфной компании, одной из ранних электронных фирм, наклонились над столом, наблюдая, как комнатная муха бежит по листу бумаги. Они услышали звук шагов мухи, усиленный в 120 раз, так, что каждый шаг звучал как топот ботинок марширующей колонны. Это был первый случай, когда вакуумная лампа усилила сигнал; и он стал той отметкой, от которой отсчитывается рождение электроники, и открыл дверь для развития радио, телевидения, радара, магнитофонов и компьютеров.

Everett M. Rogers, Judith K. Larsen. Silicon Valley Fever: Growth of High-Technology Culture.

Роджерс и Ларсен также добавляют:

У Ли де Фореста была тесная связь со Стэнфордским университетом; его работы частично финансировалась стэнфордскими должностными лицами и факультетом.

Carolyn Tajnai, 1995.

Сверхновая звезда Кремниевой долины – действительно ли мы видим ее?

Как отмечал астрофизик Иосиф Шкловский в начале 80-х годов в одной из своих лекций на конференции в Обнинске, за последние 300 лет промышленной революции и интенсивного роста производства и потребления энергии человечество все еще не вышло на уровень сотых долей процента от солнечного фона на планете Земля. С другой стороны, за последние десятилетия информационно-технологической революции общий уровень энергии, которую Земля излучает в космическое пространство, в миллионы раз превысил энергию естественного излучения планеты, нагретой до 300 К.

По уровню радиоизлучения только лишь за последние десятилетия Земля обогнала Юпитер и Сатурн и стала сравнимой с Солнцем. Таким образом, для исследователя, ведущего наблюдения с помощью радиотелескопа, информационно-технологическая революция выглядит как акт рождения новой яркой звезды из миллионами лет "холодной" планеты Земля.

Предпринимательский феномен Кремниевой долины

В контексте обсуждаемой темы взглянем на еще один пример живой истории долины. Астроном, доктор наук Фрэнк Левинсон (Frank Levinson) начал работать уже не с Вселенной как объектом изучения, а непосредственно с оптической техникой в 1980 г. в компании Bell Labs. Ушел из Bell Labs в 1988 г. и, вложив на старте 60 тыс. долл., создал компанию Finisar fiber optics – нынешнего лидера среди поставщиков базового инструментария высокоскоростного сетевого доступа. Согласно данным, опубликованным журналом "Форбс", Finisar в 2000 г. стоил 8 млрд долл. Фрэнк весьма образно поясняет его лично точку зрения на социологическую природу антрепренерского феномена Кремниевой долины:

Несмотря на внушительный вес в мировой экономике, само по себе техническое сообщество в Кремниевой долине намного более узкое, чем многие думают. Человеческие связи при этом возникают здесь иногда самым причудливым образом...

Мы с женой Виннетт как-то были приглашены в кафе Flea Street Café в Менло-Парке на очередную встречу любителей домашних животных. Речь там шла об овцах – Cotswold Lamb. Небольшая ферма и организация, поддерживающая ее, были созданы Робин Шотвелл Меткалф (Robyn Shotwell Metcalfe)... Ее муж – Боб Меткалф (Bob Metcalfe) – один из двух изобретателей Ethernet. Боб и Дейв Боггс изобрели Ethernet, когда они работали в Исследовательском центре Xerox в Пало Альто (PARC) в 1970-х годах.

Ethernet – существенный фактор в прошлых успехах Finisar и в наших будущих перспективах роста. Боб продолжал быть основателем 3Com, затем работал в журнале InfoWorld.

Дейв Боггс (Dave Boggs) – второй изобретатель Ethernet, тоже был в кафе на том обеде с нами... Еще одним гостем на обеде был Рон Крэйн (Ron Crane). Рон был ключевым техническим специалистом 3Com с самого начала работы над Ethernet. Все сегодняшние адаптеры Ethernet, установленные в десятках миллионов персональных компьютеров во всем мире, родственно связаны с первыми адаптерами, созданными и проверенными Роном, который до сих пор имеет очень хорошие связи в сетевой индустрии.

Теперь о главном. Вы можете подумать, что я был приглашен на этот обед потому, что Finisar – основной участник нынешнего этапа развития индустрии Ethernet, выпускающий Gigabit- и другие Ethernet-модули, или потому, что мы с Бобом состоим в одной какой-либо профессиональной ассоциации. Вовсе нет. Мы были там не по этой причине.

Мы были приглашены на этот обед, потому что моя дочь Алана когда-то посещала детский сад с Джулией Меткалф, дочерью Робин и Боба. Моя жена Виннетт и Робин там тоже стали друзьями и с тех пор поддерживали контакты. В то время, когда наши дочери встретились в первый раз, Боб был уже знаковой фигурой в информационных технологиях и я всего лишь воспользовался дружескими связями моей дочери, чтобы подойти поближе к признанным столпам Кремниевой долины, создавшим Ethernet.

Дело в том, что Боб и Робин стали друзьями с Виннетт и Алану (а потом и со мной тоже!) и наше семейство часто получало приглашения на общественные мероприятия, проводимые ими. Надо ли уточнять, как тщательно внимал я тогда их бесценным советам о том, как нужно развивать Finisar и что на самом-то деле нужно, чтобы сделать его мировым брендом.

Как-то вечером, несколькими годами позже, Боб и я обсуждали изделия, входившие в раннюю линейку продуктов Finisar, и он заметил, что до тех пор, пока мы не поддерживаем установившиеся стандарты, мы серьезно ограничиваем нашу коммерческую привлекательность для индустрии в целом. За последующие несколько лет Finisar резко изменил принципы разработки практически всех наших изделий, строго следуя этому совету Боба. Полагаю, что это и стало, по сути, главным фактором роста Finisar во второй половине 1990-х.

Есть, разумеется, и иные точки зрения.

Долина стала образцом для остального мира, которому многие хотят следовать, потому что она обладает многими особенностями истории периода Ренессанса: динамична, предприимчива, заряжена новаторским духом и фантастически успешна в материальном плане. Однако если какое-либо место на этой планете, которое со стороны воспринимают как некий новаторский идеал, опирается на самом деле только на старые, уже существующие идеи в области культуры и не формирует условий для развития элементов в чем-то своей и убедительно новой культуры, то не потеряет ли этот идеал со временем многие свои важные качества и не превратится ли он тогда в убогую копию Ренессанса?..

Флоренция, напомним, имела не только предпринимательскую энергию, образование, амбицию и технологию, но она также привлекала Джотто, Донателло, Данте, Микеланджело, Брунеллески, Петрарку и многих других. Кого в этом ряду до сих пор могла бы предъявить истории Кремниевая долина?

Если долина хочет найти выход из бинарного мышления, которое всего лишь противопоставляет успех в бизнесе, с одной стороны, и высокую культуру, с другой, то она должна обратиться к истории Флоренции периода Возрождения.

Simon Firth. Salon.com. 2000

Кремниевая долина – лидер национального экспорта, и на нее приходится 40% экспортной торговли Калифорнии. Во всем мире технорегионы стараются повторить успех долины, вплоть до подражания в названиях: Кремниевые холмы в Остине – Техас, Кремниевый доминион в Вирджинии, Кремниевое плато в Бангалоре – Индия, Кремниевый остров в Tайване, Кремниевое болото в Израиле.

Источник: Jim Bettinger. MSNBC. October 24, 1998

Другие статьи